Лев ВАЙСМАНЛев ВАЙСМАН журналист, редактор, издатель. Живет и работает в Берлине

- Меня спас холст и кисти. Если бы не живопись, я бы так и  остался… инженером - так мы познакомились с Юрием Нагулко в Берлине, а продолжили знакомство в Риге, куда я пригласил Юрия, чтобы показать ему страну своего детства и значимой части «взрослой» жизни. А главное - познакомить украинского самородка с   художником  Артуром Никитиным.

Очень любопытно было услышать мнение профессионала  о весьма неоднозначных работах украинского художника, который сегодня так социально активен и окружен массой людей. Но прежде, поделюсь своими первыми  впечатлениями  о  Юрии Нагулко Поговорив с ним, понимаешь, что Украина перестает быть terra incognita и вместо привычных  тем – газ, гривна, девушка с косой и президенты, оказывается, можно  много и интересно  говорить и на другие темы, например, об украинском искусстве…

Именно об этом  в частности и об искусстве в целом мы долго говорили в гостеприимной художественной мастерской  Артура НИКИТИНА –гранд-персоны номер один в культурном русском пространстве Латвии, с длинным перечнем  регалий : Член Союза художников Латвии, Заслуженный деятель искусств Латвии, художник, владеющий  графикой, рисунком, пастелью, живописью, скульптурой,  профессор Балтийского русского института.

В этом разговоре участвовали:

Юрий НАГУЛКО – зрелый, самобытный художник,  смело экспериментирующий в художественных техниках,  Заслуженный  деятель искусств Украины

Борис СЕБЯКИН – один из мэтров латвийской журналистики. исповедующий  толстовскую формулу "не могу молчать", что не очень приветствуется сегодня власть предержащими в Латвии. И автор этих строк.

Я долго обдумывал, как донести  все самое важное из нашего долгочасовой беседы до тех, кто не останется равнодушным. Ведь есть люди, которые ходят на выставки художников  из-за того, что им на глаза попадается реклама, а есть люди, которые это любят… И решил : я просто  приведу отдельные фразы, вопросы-ответы,  реплики, и реакции из  нашего разговора, на первый взгляд, не связанные между собой единой  нитью беседы, но тем не менее позволяющие каждому читающемуощутить себя участником этой встречи.

Артур Никитин – Замечательный художник Янис Паулюк как-то сказал мне: «Пишут цветы, как будто авторы картин фламандцы или испанцы. В цветах должна быть заложена энергия той цивилизации, к которой ты принадлежишь. В ветке сирени должен быть пульс ядерной физики». Это он мне сказал лет тридцать назад, но я запомнил. Это не только к цветам относилось, к людям тоже.

Борис Себякин – Мэтр, это ты персонально кому  адресуешь? Артур Никитин – Ну… о присутствующих, как известно,  не говорят…

РЕАКЦИИ

Профессор Никитин медленно  листает  подаренный ему   Каталог картин Юрия Нагулного. По несколько раз возвращается  к одной из страниц  и, кажется, сравнивает ее с последующими. При этом он слегка кивает головой и  непонятно – то ли он одобряет работы украинского «собрата по кисти», то  ли просто кивает в такт каким-то своим мыслям. Единственное, что  заметно – профессор очень внимательно рассматривает каждую картину и особенно заинтересованно останавливается на религиозных  сюжетах . А Юрий Нагулко с не меньшим интересом знакомится с тем, что висит на стенах  мастерской, лежит на столе или еще не снято с мольберта.  Любимые темы Никитина – история и культура Древней Греции и Рима, джаз.

Лев Вайсман – то, что территорию  картин Нагулко оккупировали загадочные  образы, навеянные  иконами и фресковой живописью древнерусских церквей очевидно.Но в них  для меня самое интересное – его паузы. Все о чем он умолчал…Возьмите недавний  холст «Очищении храма…»  Я нашел эти паузы, когда сопоставил сюжет:  « Иисус вошёл в храм Божий и выгнал всех продающих и покупающих в храме, и опрокинул столы  меновщиков и скамьи продающих голубей» с картинами на эту же тему у  Джото,  Эль Греко, и  Рембрандта. Только, первые двое    акцентировали внимание на изгна­нии торговцев священными животными, а Рембрандт — на изгнании меновщиков. Но в обоих случаях действие уже закончено – разбегающиеся животные, защищающиеся и увертывающиеся от ударов торгов­цы, перевернутые столы и все это призвано передать динамизм происходящего. Нагулко же останавливается «на паузе»: Христос, еще собирается перевернуть стол меновщиков, а тот пытается схватить монеты. Хотя жертвенные голуби уже взлетели. И в напряжении этой паузы и есть тот же динамизм классиков. При этом все жесты закончены как окончательный диагноз  людям и времени.

Артур Никитин  – Да, я вижу Юрий  не всхлипывает о потерях, а пытается  понять их причины. И при этом  берет на себя ответственность  за перенесенное на холст.   И это залог того, что он не превратится ударными темпами  в  придворного живописца при президенте Украины,– улыбается  Артур.Кстати, – обращается он к Нагулко,–  Себя вы видите больше традиционным художником или представителем contemporary art?

Юрий Нагулко – Нет, я бы не сказал, что я традиционный художник. Больше - какой-то синтезированный, что ли. Я беру, например,  и то, что есть в религиозных сюжетах и то, что возникло сегодня вокруг меня и пишу.  Вот такой вот «сплав».   В России же 90-х   термин «contemporary art » понимали, как актуальное искусство. И это мне как бы подходит больше. В моем понимании актуальный художник (то бишь, contemporary artist) занят не продолжением или развитием какой бы то ни было художественной традиции, а живым экспериментом. А, исходя из этого, я и стараюсь сотворить что-то прежде небывалое, а не воспроизводить готовые стандарты, хотя пускай и даже хорошо.

Борис Себякин  – Кстати, «современным  художником» стали объявлять себя все, кому не лень. Ведь современным-то, по большому счету, можно назвать все, что пишется  в настоящий момент и неважно – карандашом или маслом , на бумаге или на холсте, и даже неважно, что изображается… С этой точки зрения, скажем, пейзаж  «Хмурое утро в деревне Пупкино», написанный сегодня   юным дарованием, посещающим в соседнем райцентре художественную студию при Доме культуры уже 3-й месяц,  вполне «современен». И что прикажете делать?

Юрий Нагулко – А вот термин актуальное искусство и позволяет избежать подобной путаницы. И знаете почему?   Большинство «традиционалистов»  считают, что они создают «вечное» искусство. Причем на века! И  слово «актуальный»  для них, несомненно, наделено негативным смыслом.  По этой же причине актуальный художник в России, на Украине, да и на остальной территории бывших союзных республик - явление чужеродное. Потому что, во-первых, непонятное, а во- вторых   –  для умственной деятельности утомительное. И без того вокруг столько творится…

Лев Вайсман – Юра, ты говоришь «вокруг столько творится». А как по-твоему – художник отвечает за то, что происходит вокруг него … или  ему пристало, как написал Саша Черный – «Жить на вершине голой, Писать простые сонеты... И брать от людей из дола Хлеб, вино и котлеты»?

Юрий Нагулко – Художник должен делать свое дело: писать картины. А будет он это делать «на вершине голой» или на площади среди митингующей толпы, зависит от его темперамента и меры его таланта. А еще от того, насколько свободным он себя ощущает

Борис Себякин – О какой свободе ты говоришь, Юрий?

Юрий Нагулко – О той свободе  искусства, когда ты можешь позволить  себе выражать даже неприемлемые, неприятные и неудобоваримые взгляды. Как говорится, невзирая на лица!

Борис Себякин – Библейские сказания и евангельские откровения – я бы так  кратко обозначил твои холсты, Юрий.  И сразу добавлю – ощущение однозначное: ты по натуре лирик и романтик. Это понятно сразу. Задумался над другим – почему сегодня ты черпаешь темы из глубин Священного писания? Ведь смыслы повествований Ветхого и Нового заветов и до тебя пытались постичь старые мастера с мировыми именами.

Юрий Нагулко.  Всегда лучше перенимать опыт своих предшественников, чем опыт современников. Вот почему я люблю изучать историю  живописи.

И еще долго в мастерской Никитина мы увлеченно обсуждали, спорили: хотя каждый художник берет в руки кисть и палитру с красками –  каждый работает по-своему…

Дописывая эту фразу, я понял: есть у художника  Юрия Нагулко какая-то неповторимость,   единство его руки с кистью и холстом, внутренняя напряженность и одухотворенность, которые  действительно привораживают. И не хочется расставаться с  этим мастером.